Русская Вещь
Путин и политическая субъектность [10.11.07] Слушать Загрузить

Теперь речь пойдет о том, что предлагается сделать Владимира Путина вождем российской нации. То есть неформальный статус, который, собственно говоря, предполагается, наверное, по модели Дэн Сяопина - сделать его таким неформальным лидером страны. Это очень серьезный вопрос, на самом деле.

Александр Дугин: Здравствуйте, вы слушаете программу . На этой неделе была очень важная информация о том, что будет проводиться гражданский собор русской нации, чтобы избрать нашего президента национальным лидером. Очень своевременная инициатива, о ней мы сегодня поговорим после небольшой песни группы .

Итак, все идет нормально, как сообщает нам группа , группа провинциальная, но очень-очень хорошая, адекватно осознающая в своем минималистском ключе то, что происходит в нашей стране. Так вот, господин Султыгов из на этой неделе объявил, что будет проводиться гражданский собор российской нации для того, чтобы придать статусу Владимира Путина после того, как он перестанет быть президентом Российской Федерации, новый уровень, новое качество. Теперь речь пойдет о том, что предлагается сделать Владимира Путина вождем российской нации. То есть неформальный статус, который, собственно говоря, предполагается, наверное, по модели Дэн Сяопина - сделать его таким неформальным лидером страны. Это очень серьезный вопрос, на самом деле.

Хотя я считаю, что все идет вполне нормально, так оно и должно быть - но на самом деле за этой нормальностью скрывается очень серьезные вопросы, которые я и предлагаю сегодня в нашей программе обсудить.

Телефон в студии 223-77-55, минут через 10-15, уважаемые радиослушатели, звоните в студию, а сейчас я расскажу основную идею относительно этой инициативы господина Султыгова и о проведении гражданского собора российской нации. Дело в том, что в современной российской ситуации - мы, наверное, видим это по предвыборной кампании, как она протекает сейчас - сложилась уникальная ситуация.

У нас существует только один субъект реальной политики, только один политический субъект - то, кто действует от своего имени, кто принимает решения, кто управляет государством и народом, кто генерирует идеи и воплощает их в жизнь. Это единственный субъект, им является Владимир Владимирович Путин - как мы привыкли говорить, президент Путин. Но мы будем говорить так, скорее всего, только до марта. Дальше понятия и , как сам Путин утверждает, разойдутся, и соответственно, возникнет совершенно новая ситуация. Но для нас сейчас, тем не менее, все еще эта формула является ключевой и фундаментальной. Что это означает - президент Путин как единственный политический субъект? Это означает, что, по сути, сложилась такая ситуация, что именно Путин обладает полнотой власти в нашей стране, и по большому счету ни одна из политических сил - ни партия, ни какое-то общественное движение, ни институт, ни ветвь власти - например, парламентская, судебная - ни в коем смысле, ни в каком контексте не ограничивает и не влияет на то, что делает президент. Как так получилось? Получилось так тоже неспроста, потому что Путин полностью соответствовал и субъективным ожиданиям нашего народа, и исторической необходимости нашего государства, которое в 90-е годы столкнулось с тяжелейшими вызовами, с потрясениями, с катастрофами.

И Путин стал выводить страну из состояния нокдауна, в которое ее привели Горбачев и Ельцин, эти страшные события 80-90-х годов, когда мы потеряли нашу государственность, потеряли нашу социальную систему, практически получили разрушенную экономику, и когда власть в стране чуть было полностью не приватизировали олигархи, просто откровенные агенты западных спецслужб или криминальные авторитеты. И этому конца и края было не видно, Россия стояла перед угрозой распада, на Северном Кавказе в 90-е годы уже свирепствовали банды сепаратистов, которые даже в Москве взрывали жилые дома и мирных граждан, и казалось, этому не будет конца и края. Путин эту ситуацию остановил, Путин задал другой вектор направлению развития России, и тем самым получил статус по сути дела, действительно, спасителя той ситуации, спасителя народа, и руководителя государства, который обладает безупречной, колоссальной и всеобщей поддержкой. Так сложилось, что Путин смог осуществить все эти действия, став президентом. Его выбрали, может быть, даже немножко авансом, поскольку на фоне спившегося, совершенно разложенного Ельцина увидели крепкого, сильного человека, поверили ему. И Путин это доверие, эти надежды полностью оправдал. Конечно, многим, может быть, хотелось сделать и больше, и лучше, и быстрее, и качественнее, и справиться со многими формами зла, с которым мы продолжаем на самом деле сталкиваться и жить, к сожалению - это коррупция, это полный провал социальной сферы, которую приходиться вытягивать только экстренными мерами, и многие другие вещи. Конечно, нет никакой содержательности в нашей политике, в загоне образование, чудовищная стагнация, разложение элиты - все эти беды как были, так и остались. Но страна уже больше не является просто объектом в руках внешних игроков, по большому счету идет оздоровление - мы не развалились, мы выстояли, у нас постепенно улучшается положение в экономике, за счет, в том числе и конъюнктуры. А главное - моральное чувство патриотизма, любви к своей родине стало нормой в современном обществе, и в значительной степени благодаря тем действиям, которые предпринял президент Путин. Но Путин-то пришел очень интересно к своей деятельности - абсолютно ни из какой ни из партии, ни из какой политической группы, мы ничего не знали о его взглядах на мировую политику, на социализм и капитализм, на экономику, на вооруженные силы до того, как он стал президентом, пока его не выдвинула какая-то группа лиц. Он пришел к власти, если угодно, почти случайно. И здесь, действительно, может быть, сказалось действие исторического промысла России, когда это случайное попадание в президенты оказалось спасительным. Долго можно было думать и рассуждать о кандидатурах достойных и менее достойных людей на этот пост, но вот почти неизвестный накануне своего избрания в президенты Путин оказался самым идеальным выбором.

Таким образом, он и стал главным политическим субъектом. То, что именно он делал на этом посту, по большому счету вызывало поддержку, доверие и симпатии наших граждан. И хотя многие в элите были против, и до сих пор визжат и пищат, поскольку им немножко прижали хвост - они привыкли уже здесь видеть, как распадается страна, и на этой энтропии делать себе и карьеру, и влияние, торгуя интересами родины и плюя на наш народ. Но на самом деле, с этим отребьем можно и не считаться - на мой взгляд, в каждом обществе, в семье не без урода. Есть и у нас такие либеральные реформаторы, которые сейчас воют от Путина, говоря, что он чуть ли не диктатор. На самом деле Путин абсолютно демократический правитель, опирающийся на подавляющую поддержку большинства. Но стал он таким именно в индивидуальном качестве. То есть совпало счастливым образом две точки - точка Путин как личность и точка президент как функция. Они совпали, и оказались чрезвычайно удачным сочетанием. И выборы показывают, что, по сути дела - не знаю, конечно, как вы, уважаемые радиослушатели, но, наблюдая за предвыборной агитацией, за роликами наших политических партий, я прихожу к выводу, что в общем, конечно, вы имеете полное право отдать голос тому, кто вам больше понравился - мне они, в принципе, нравятся, честно говоря, все - но я бы никогда в жизни за эти партии не стал бы голосовать, потому что то, что они говорят - это в лучшем случае бред.

И те, кто молчат, прячась за спину Путина, поступают совершенно правильно, как делает это . Потому что если и есть какая-то политика в нашей стране, эта политика кратким образом определяется - президент Путин, его успехи, и может быть, то, что он еще не сделал. Вот плюсы и минусы, все претензии, все ожидания, все страхи, все надежды, все неудовольствие - это к нему. Это только лично к нему. Он отвечает за все. И в принципе, по балансу его действий, его шагов можно сказать, что баланс в целом положителен.

Как для политологов, так и просто для наблюдателя, для гражданина нет никаких сомнений, что партия на этих выборах победит с огромным преимуществом. Потому что, собственно говоря, побеждать-то особенно и некого, поскольку других политических субъектов в нашей политической жизни, увы - или к счастью, это каждый пусть сам расставляет знаки - не сформировалось. Есть президент Путин, есть Путин с его действиями - не просто с его идеями, он немногословен, он говорит довольно скупо - но его шаги, его правление говорит само за себя. Поэтому по сути дела эти выборы в каком-то смысле являются вотумом доверия тому, что он делал, и санкцией, выдаваемой той партии, которая выступает от его имени - а это партия - под его эгидой, в тени Путина. Эта партия, собственно говоря, и получит мандат доверия за то, что Путин сделал. И каждый может продлить тот вектор действий, которые были в прошлом, на будущее, и соответственно, он собирается сделать. Поэтому здесь мне представляется, только подтверждает эту идею, что некая просто жалкая попытка что-то увещать, что-то говорить, кого-то критиковать со стороны других политических сил - она просто смешана. Этих людей действительно жалко - они, наверное, неплохие люди, им надо найти место в нашей жизни, а кто-то уже и сам нашел. Но политическими силами эти группы называться не могут. Возможно, и , собственно говоря, не является политической силой, но, став прочно под сень Путина - и когда Путин сказал на недавнем съезде, что да, я баллотируюсь первым лицом от этой партии - соответственно, она и получила легитимацию. Теперь она будет выступать в качестве того политического субъекта, на который, собственно говоря, нам надо обратить наше внимание, и который, в общем-то, отождествился с Путиным. Что такое - это партия Путина. Так она и говорит: . Абсолютно правильно - голосуешь не столько за партию власти, голосуешь за того политического субъекта, который является единственным и безальтернативным на сегодняшнем историческом этапе. И все это совершенно замечательно, и результаты выборов не представляют большой интриги, на мой взгляд, и все идет по плану, все нормально, как поет группа . Но с другой стороны, дальше возникает такой большой-большой вопрос - а что будет после марта? А вот после марта, когда это счастливое сочетание двух слов, и , будет вынуждено разойтись, мы должны будем как-то по-другому называть Путина. И сам он должен будет отнестись к себе как к кому-то другому, нежели к президенту, раз уж он не остается на третий срок, с чем мы - в принципе, я лично не очень согласен. Потому что от добра добра не ищут, лучше бы он оставался на третий срок и было бы всем хорошо, и мы бы еще спокойно продолжали это отождествление, президент Путин так президент Путин. Пока это соответствует нашим национальным интересам, исторически вызванным, то очень хорошо, а когда что-то изменилось, тогда бы мы и подумали, президентом ему быть или нет.

Чуть попозже, минут через пять-шесть, я начну принимать звонки. Пока же я хотел вам рассказать о таких двух политологических понятиях, чрезвычайно важных для понимания той темы, которую мы с вами, уважаемые радиослушатели, сегодня обсуждаем.

Это термины и . Наверное, вы слышали такое высказывание - что выборы будут легитимными, независимо, например, от наличия в них международных наблюдателей - вот недавно Чуров сказал. Вот что такое легитимность? Кажется, вроде что-то такое понятное - а с другой стороны, давайте все-таки внимательнее обратимся к этому политологическому понятию.

Легальность и легитимность - это пара политологических понятий. Легально то, что предписано, что соответствует закону. Поэтому, собственно говоря, то, что не противоречит закону, соответствует ему легально, а то, что противоречит закону, законодательству, различным нормативным актам и юридическим положениям - это нелегально. То, что соответствует - легально, то, что не соответствует - нелегально, с этим все понятно. А что же тогда легитимность? От того же корня, как , , , образовано это понятие. А вот легитимность - гораздо более тонкое понятие. Оно означает, что какое-то событие, какое-то историческое явление, политический лидер или какое-то решение соответствует таким неформализованным, обращу внимание, общим, достаточно рассеянным ожиданиям масс, или соответствует историческому моменту. Сплошь и рядом такие понятия, как легальность и легитимность, могут как совпадать, так и не совпадать. Например, сейчас, если говорить уже конкретно о президенте Путине, он является президентом и легально, потому что мы его избрали, и он выполняет эти функции, это совершенно легальная процедура, с определенными формальностями, и по конституции, с легальной точки зрения, он не может быть президентом после марта, оставаясь на третий срок. Но при этом Путин еще, безусловно, является легитимным президентом.

Что значит легитимным? Это означает не только, что его поддерживает подавляющее большинство нашего населения - хотя это тоже легитимность. Например, какой-то президент, Буш, например, который легально побеждает с небольшим перевесом, или с крошечным перевесом, или даже с сомнительным перевесом - он может быть, тем не менее, вполне легальным, его может признать таким суд, Конституционный суд - но не легитимным, или его легитимность будет поставлена под сомнение, поскольку он не отражает безусловных интересов большинства. Потому что большая часть, или значительная часть населения, именно весомая часть - около половины, например, или даже больше, или чуть меньше, в разных случаях по-разному - отказывает ему в своем доверии. Вот такой правитель будет не легитимен. Он может быть легален, но не легитимен. Путин у нас сейчас - президент и легальный, и легитимный.

Вот Ельцин, особенно в последний период своего правления, был легальным президентом. Но он не соответствовал задачам, стоявшим перед страной. И поэтому, когда он ушел от власти - хотя он ушел раньше своего срока, он мог еще оставаться какое-то время - он, по сути дела, сделал шаг в сторону того, что он как бы признал свою нелегитимность. Он сказал - да, я еще легальный президент, но легитимно я не отвечаю требованиям народа. Он извинился за отклонение от этой легитимности, и, кстати, поставил преемника - Владимира Путина, который вытащил страну из катастрофы.

А вопрос легальности и легитимности со всей остротой встанет именно в марте следующего года, о чем и задумывается господин Султыгов, предлагающий собрать гражданский собор российской нации, чтобы присвоить президенту Путину, или Владимиру Владимировичу Путину статус национального лидера. Вот здесь как раз возникнет достаточно серьезная коллизия. Путин больше не может быть президентом легально, с легальной точки зрения, и он это говорил. Он не хочет оставаться на третий срок и не хочет подстраивать эту легальность под свою легитимность. И он как был, так и остается главным и единственным субъектом нашей внутренней и внешней политики. То есть по сути дела, даже крупнейшая партия, которая наверняка получит подавляющее большинство голосов на выборах в декабре, уже в скором времени - все равно она легитимна, если угодно, только потому, что это партия Путина. Ничего, кроме Путина, она собой не представляет, никого, кроме Путина, мы, по сути дела, не знаем, и если представлять этих людей, чем они хороши - тем, что они за Путина, и Путин им доверяет. Все, это достаточное обоснование - значит, партия правильная. Раз у нас есть единственный политический субъект, значит, та партия, которой он доверяет, получает значительную часть нашего доверия к ней. Поскольку он ей доверяет, доверяем и мы - совершенно правильная логика, расчет.

Путин сейчас и легален, и легитимен, и он передает часть своей легитимности - обратите внимание, именно легитимности, то есть вот этой рассеянной поддержки большинства и соответствия историческому моменту - он передает партии . Но совершенно очевидно, что сейчас возникает такой вопрос - а в марте, после того как Путин сложит с себя свои полномочия президента и будет просто Путин - как же распределится между собой вот этот субъект, который сегодня непротиворечиво объединен в формуле , который и легален, и легитимен? И вот предложение собрать гражданский собор российской нации и объявить Путина на этом соборе вождем, национальным лидером - вот это попытка как бы формализовать его подлинный, настоящий статус в нашем обществе, то есть оформить его легитимность. Это очень серьезная вещь, на самом деле, поскольку здесь действительно мы сталкиваемся с довольно непростой задачей. Путин сейчас - главный и единственный субъект нашей политической жизни. И вот он уходит с высшего поста в государстве. Получается так - что место субъекта остается вакантным, свободным. То есть вот эта субъектность, которая сейчас счастливым образом соединяется как в личности Путина, так и в его функции - она разделяется на две части. Отдельно будет Путин, и отдельно президент. И для того, чтобы подержать, или создать преемственность этой политической субъектности, чтобы обеспечить возможность влиять на курс развития России, на те процессы, которые будут проходить в нашем обществе, сейчас очень многие люди ломают голову, придумывая различные планы.

Ну, идея того, что Путин будет главой партии , раз он баллотируется первым номером по их списку. Это означает, что да, действительно, через такой инструмент как крупнейшая партия, которая, согласно оценкам большинства политологов и опросов, получит почти безусловно парламентское большинство в следующей Государственной думе, и тем самым сможет влиять на определенные процессы - да, это инструмент. Да, благодаря руководству такой партией, которой предстоит - ну, все предрекают победу на выборах - Путин сможет каким-то образом влиять на политические процессы в стране, уже после того как перестанет быть президентом. Но здесь возникает уже очень серьезная проблема. Ведь эта партия пользуется такой популярностью только по одной-единственной причине - потому что ей доверяет президент Путин. Это естественно - мы только что говорили, что легальность и легитимность, политическая субъектность связана только с его личностью. И что будет с , когда Путин перестанет быть президентом? Сможет ли она сохранить те полномочия, ту власть, которую она имеет сейчас благодаря президенту, после того как Путин не будет не будет президентом? Это огромный вопрос.

Вот несколько дней назад произошло довольно тревожное событие - в партии попытались провести такую идею разделения на идеологические фракции. Выделилось такое направление Демидова, направление Исаева, Плигина и Кокошина. Очень тревожная вещь, потому что накануне выборов говорить о наличии каких-то идеологический платформ, причем таких совершенно не стыкующихся друг с другом в рамках той партии, которая претендует на безусловный выигрыш в этих выборах - это крайне неосторожно.

Поскольку, во-первых, создается впечатление, что никакой идеологии у нет - это, кстати, верно. Нет - и хорошо, зато есть Путин. Но когда люди начинают уже заниматься самодеятельностью и предлагать какие-то, не очень, на мой взгляд, оправданные идеи внутри партии, разделять ее на течения, на фракции - это тревожный симптом. Партия едина благодаря тому, что она как раз не имеет никакой определенности, она только строго следует за тем безусловным позитивным курсом, по которому ведет страну Владимир Владимирович Путин. Поэтому она и выигрывает. И чем меньше в ней идеологической определенности, тем на сегодняшний момент лучше.

Просто явно ни народ наш, ни сама эта партия, ни власть, ни политические элиты - они не дозрели до какой-либо идеологизации, особенно до такой противоречивой, разношерстной, и явно, на мой взгляд, неказистой, которую пытаются такие самодельные домашние идеологи, внезапно появившиеся внутри , ей предложить. Это очень опасные игры, потому что все хорошо, пока действительно нет никакой определенности. И пока Путин президент, без этой определенности и можно, и нужно легко обходиться. Но как только начнется вопрос о выяснении того, что же в голове - если спросят у лидеров - это очень опасная вещь, потому что в голове может быть либо не то, либо вообще ничего. И это, безусловно, ни к чему хорошему не приведет.

Как Путин будет справляться с шестью фракциями, причем совершенно друг с другом не вяжущимися, в - это уже большая проблема. Я не думаю, что Владимир Владимирович такой профессиональный политолог и идеолог, чтобы легко модерировать подобного рода разногласия.

Конечно, могут быть различные взгляды в , но надо все-таки понимать, что в люди попали не по идеологии, а просто потому, что они правильно и хорошо выполняли свои обязанности.

Грызлов говорил, что парламент не место для политических дискуссий, парламент в нашей исторической ситуации - это место для принятия законов, для созидательной, конструктивной законотворческой деятельности. То есть парламент - это некая экспертная инстанция, в которой народные избранники, политические партии поверяют предложения, исходящие от президента, или от его сторонников, или даже от каких-то других сил, если какие-то здравые мысли предлагают, и придает им либо легальный статус, легализует их через закон или законодательные акты, либо отвергает. Собственно говоря, в нашей стране, как показывает эта выборная кампания, политических сил и каких-то разумных политических идей нет, поэтому мы полагаемся на Путина, что он будет продолжать все делать правильно, как делал раньше. Но для этого у него должны быть полномочия.

И вот этот гражданский собор российской нации, который Султыгов предлагает провести в марте, для того чтобы закрепить за Путиным статус лидера нации - это, конечно, идея в правильном направлении. То есть мы все понимаем, что если этот единственный субъект, который мы знаем как президента Путина, сейчас раздвоится, то ни к чему хорошему это не приведет. Поэтому мы думаем о том, как же быть после этого. Кто же будет тогда, по сути дела, править страной? Мы бы хотели, на мой взгляд, сама логика исторического процесса подсказывает, что править должен - как правил, так и правит Владимир Путин. И поэтому сейчас возникает такая идея - а не создать ли инстанцию, такого национального лидера, национального вождя, который был бы безусловным гарантом того, что курс, которым идет сегодняшняя Россия, не изменится? Есть и другие, конечно, формулы решения. Об этом говорили после того, как Путин возглавил . Говорили о том, что он, может быть, станет премьером, партийным премьером, при поддерживающей его парламентской партии. И, временно, на какой-то срок - например, на четыре года - Россия будет больше функционировать по модели парламентской республики. Ведь парламентская республика, как, наверное, многие знают - это не республика, в которой первым лицом является спикер, а первым лицом в парламентской республике является премьер-министр, который определяется и назначается по партийному списку, и соответственно, зависит от баланса сил в парламенте. Парламентская республика - она относительно парламентская. Она на самом деле так же централизована, как и президентская, только центром тяжести главного субъекта в парламентской республике является премьер-министр, а не президент. А президент больше представляет собой такую репрезентативную функцию.

Напомню, что телефон в студии - 223-77-55. Звоните, задавайте вопросы и предлагайте ваши версии. Так вот - кем же, собственно говоря, может стать Путин после марта, и как решить проблему разделения этой политической субъектности? Как нам дальше быть с проблемой легальности и легитимности? Вопрос очень острый, вопрос, требующий в каком-то смысле не только творчества, скажем, политологов, интеллектуалов, но и одновременно ваше мнение - мнение радиослушателей, мнение простых граждан - тоже должно учитываться. Что вы, собственно говоря, думаете о том, что происходит? Пожалуйста, вы в эфире.

Слушатель: Здравствуйте, меня зовут Роман, мне двадцать пять лет. Первое, что хочу сказать, воспользовавшись тем, что я сегодня дозвонился первый - хочу задать всем радиослушателям, кто позвонит последующими, первый вопрос - кто, если не Путин? Это первый вопрос, а второй вопрос - даже не вопрос, а мнение, наверное. Вы говорили о том, что статус национального лидера, еще что-то в этом роде - я думаю, что это немножко неправильно. Я думаю, не нужно проводить налоги, не нужно выдумывать чего-то нового - мы все любим наше государство, все мы патриоты, все мы смотрим назад, в прошлое. Нам знакомы такие лидеры в нашей исторической эпохе, как Ярослав Мудрый, Владимир Красно Солнышко, Иван Калита. Мне кажется, нужно не выдумывать что-то новое, нужно дать закрепиться, устояться тому, что уже есть позитивное в нашей жизни.

А.Д.: То есть вы предлагаете, если я вас правильно понял, короновать Путина монархом?

С.: Нет, я не предлагаю его короновать монархом.

А.Д.: А почему? Хорошая мысль, кстати.

С.: Я даже не предлагаю его, как вы предлагаете, я не хочу, чтобы он был национальным лидером.

А.Д.: Это Султыгов предлагает.

С.: Даже в свете мирового сообщества, согласитесь, это будет выглядеть немножко странным, кода есть официальный президент, а есть национальный лидер.

А.Д.: Ну что же делать? Благодарю вас, Роман, я понял. Наверное, многие люди тоже хотят дозваниваться до нас. Вы говорите верно - что нам бы хотелось, чтобы он был президентом. Верно. Но Путин говорит - я на третий срок не остаюсь, я не хочу идти против легальности. И вот тут возникает коллизия. Все начинают искать. Вы говорите - давайте его оставим как царя - правильно, хорошо. По сути дела, легитимность - это и есть, если у нас в нынешней ситуации единственной легитимной политической силой, субъектом, является один человек - значит, у нас монархия. Только монархия не конституированная, не легальная, не политическая монархия, а фактическая. И вот мы как раз и говорим, и Абдул Хаким Султыгов, предлагающий собрать гражданский собор российской нации, для того чтобы придать Путину такой статус - мы как раз пытаемся сейчас решить вопрос, как это сделать. Мы хотим оставить Путина тем, кто он есть. Мы хотим, чтобы его политическая субъектность в нашем обществе сохранялась, потому что нам в целом нравится то, что он делает. Потому что правильно вы говорите, Роман - мы патриоты. Но как это сделать? Может быть, Виктор нам подскажет - Виктор, вы в эфире, пожалуйста.

С.: Здравствуйте. Знаете, способов оставить Путина, вообще говоря, много.

А.Д.: Какие, Виктор?

С.: Если хотите, я вам назову. Это принять закон о национальном лидере. Это очень просто сделать - пока Дума не ушла в отпуск, можно принять закон о национальном лидере.

А.Д.: Так, хорошо. Еще какие?

С.: Второе - образовать Московскую республику, объединить Московскую область и город, и Путина поставить президентом Московской республики.

А.Д.: А всех остальных куда?

С.: Московская республика - это, вообще говоря, огромное значение имеет.

А.Д.: Хорошо, а куда потом остальные-то у нас уйдут, наши субъекты федерации?

С.: Дальше, я хотел сказать о более важной вещи. Понимаете, об этом почему-то никто не задумывается, а эта вещь, вообще говоря, довольно-таки печальная для Путина и для тех, кто его поддерживает. Как только он уйдет от власти, он станет никому не нужен, потому что у него уже не будет реальной власти - понимаете?

А.Д.: Понятно, Виктор. Хорошо, да.

С.: Вот сейчас все вздыхают, поддерживают - а на другой день он будет никому не нужен.

А.Д.: Ну, может быть, это и не так, а может быть, и так. Виктор, благодарю вас.

С.: Это будет так. От него тут же отшатнутся.

А.Д.: Да, благодарю вас, Виктор. На самом деле, вот вы предложили - давайте конкретно - вы предложили закон о статусе национального лидера.

Но, собственно говоря, мы это и обсуждаем - что господин Абдул Хаким Султыгов предложил собрать гражданский собор российской нации, для того чтобы предать легитимному статусу какую-то форму легальности. Потом, может быть, это выльется в закон. Но на самом деле речь идет о том, что вот тут-то и хитрость. Дело в том, что легализовать какой-то дополнительный пост нам необходимо, только пока речь идет о Путине. Потому что если бы речь шал о другом президенте, то этот вопрос о соотношении легальности и легитимности не стоял бы так остро, как он стоит сейчас. Поэтому мы пытаемся решить. Ясно, что потом будут новые президентские выборы, и ясно, что если Путин сохранит свое влияние в стране и будет действительно влиять в том же самом направлении, мы выберем его еще раз. Но сейчас вопрос об этом четырехгодичном сроке, когда Путин не может быть президентом, и тем не менее нам хотелось бы, чтобы все сохранялось по-прежнему. И законодательно закреплять этот его временный статус на четыре года - вот в чем проблема. Это значит - создавать прецедент, которым может воспользоваться совершено в других условиях совершенно другой человек, который будет президентом. А что касается Московской республики - ну, это, Виктор, вы, наверное, не подумали. А то, будет Путин нужен или не нужен - кстати, в этом тоже есть очень серьезная вещь. У нас любят победителей. Да и не только у нас - в России любят именно победителей. И поэтому, конечно, это большая проблема. Путин сейчас огражден тем, что он президент, потому что у него очень много врагов, и особенно много врагов на Западе. Недоброжелатели России, действительно, сделали его врагом номер один, потому что тот, кто приносит России успех, силу, мощь и могущество, поднимает ее с колен - становится просто воплощением дьявола для наших противников, которые хотели бы видеть нашу страну такой, какой она была при Ельцине, или вообще не видеть ее никакой. Поэтому на самом деле вы правы, и вопрос о защите Путина - это тоже вопрос. Это не только вопрос Путина, это вопрос для нас, если мы хотим защитить и нашу страну, и президента, который ведет нашу страну в правильном направлении. У нас есть Никита на телефоне - пожалуйста, Никита, вы в эфире!

С.: Здравствуйте, Александр. Прежде всего вам большая благодарность за ваши программы. Вы помогаете наш народ, как бы ошеломленный, привести в чувство.

А.Д.: Благодарю вас, Никита.

С.: Я хотел немножко по-другому рассмотреть вопрос. Посмотрите, у нас многие люди хвалят советскую власть - ну, это понятно.

А.Д.: Но много было и хорошего.

С.: Жулики и бездушные чиновники у власти. Но заметьте, она развалилась в одночасье, потому что была основана на лжи и жестокости.

А.Д.: Но вы знаете, против нас еще велась сетевая борьба, не надо забывать - сетевая война.

С.: Это правильно, но я так кратко. Значит, есть часть людей, которая идеализирует царскую Россию. Но она тоже развалилась в одночасье, там тоже было очень много лжи и жестокости.

А.Д.: Да-да, Никита. У нас осталась одна минута.

С.: Так вот, не пора ли нам вернуться к ведической системе, когда страна управлялась кругом мудрецов?

А.Д.: Хорошая мысль, Никита - отличная мысль! Тем более что мудрецы, конечно, сегодня у нас во власти в большом дефиците. У нас еще есть телефонный звонок Владимира - только, пожалуйста, кратко. Владимир, вы в эфире - ваши соображения по поводу мудрецов или Путина.

С.: Добрый вечер всем. Путин есть Путин, конечно.

А.Д.: Это отличная идея. Краткость - сестра таланта, Владимир. Все идет нормально - с чего мы начали нашу программу, тем мы ее, видимо, и завершаем. Путин есть Путин. Но у меня создается впечатление, что не только у наших политологов, но и у нашего мудрого народа идеи по поводу того, что по-настоящему делать, нет. И честно говоря, мне представляется, что проблема, с которой мы сталкиваемся - это проблема, практически не имеющая решения. В марте следующего года легальность российской политической системы, воплощенная в президенте Путине, разойдется просто по логике событий, по воле самого Путина - разойдется с легитимностью, которой тоже обладает сейчас единственный политический субъект - Владимир Владимирович Путин. И вот этот развод легальности и легитимности создаст совершенно новую политическую ситуацию. Понимаете, конечно, очень многое зависит от того, как мы осознаем эту ситуацию.

И по большому счету, что уж точно надо Путину, для того чтобы иметь возможность маневра для решения этой сложнейшей исторической ситуации - кстати, она в наших интересах, в интересах всего народа - ему нужно, чтобы мы отдали голоса за ту партию, которую он возглавил. Этот знак, на мой взгляд, совершенно очевиден, и действительно, ему нужна наша поддержка. И мы должны, я думаю, это осмыслить и осознать.

Но что делать дальше - очень серьезная проблема. Конечно, могут сказать, что может найтись и другой человек - вполне возможно, мы не знаем этого. Но Путин не просто может - Путин уже сделал очень многое для страны, он вывел ее на правильный курс. И конечно, вопрос о том, кем он будет после марта 2008 года - это вопрос не праздный. Это не вопрос Путина, это вопрос всех нас.

Помните, какие люди стояли во главе Советского Союза, которые развалили его, какие люди стояли во главе демократической реформаторской России, которые чуть не угробили всех нас и не погребли под обломками.

Поэтому, на самом деле, надо все-таки очень внимательно относиться к тому, что мы имеем, и беспокоиться об этом, как беспокоится Абдул Хаким Султыгов, предложивший в марте собрать гражданский собор российской нации для провозглашения Владимира Путина лидером России. Всего доброго, вы слушали программу , до встречи.

Ваше мнение
Нет комментариев
Высказаться
Представьтесь
Ваше мнение
Введите число
 
О программе

Радио-программа Александра Дугина "Русская вещь" на Русской службе новостей (РСН)

Авторская программа философа Александра Дугина посвящена осмыслению важных и второстепенных событий, явлений и происшествий, которые нас затрагивают.
Ссылки

Русская вещь
Арктогея
Евразия
ЕСМ
РСН

Задать вопрос
Представьтесь
Ваш вопрос
Введите число  
Вопросы и ответы

Ссылки на дружественные нам сайты